aif.ru counter
Екатерина КАРПЕНКО 0 250

Народно-художественные промыслы: сохранить нельзя утратить

Где поставить запятую?

Валерий Киселёв считает, что нужны центры, где мастера общались бы друг с другом, а люди приходили бы на мастер-классы и экскурсии.
Валерий Киселёв считает, что нужны центры, где мастера общались бы друг с другом, а люди приходили бы на мастер-классы и экскурсии. © / Из личного архива

Кто-то помнит его как декана худграфа, разъезжающего на мотоцикле, кто-то - как преподавателя, учившего не наукам, а жизни, острившего в ответ на студенческие остроты, кто-то - как главного художника города, кто-то - как автора полюбившегося владимирцам «Кота учёного», поселившегося у Спасского холма, но все знают Валерия Киселёва как мастера, творящего нечто невероятное из любого материала, к какому бы ни прикоснулся, - дерева, снега, газобетона, штукатурки... 

Фото: Из личного архива Валерия Киселёва

Где «городок ремёсел»?

С мастером мы поговорим не столько о его творчестве (эта тема неисчерпаема), сколько о том, как сохранить народно-художественные промыслы в те времена, когда даже матрёшек для продажи туристам мы привозим из Китая.

Екатерина Карпенко, vlad.aif.ru: - Когда мы говорим о народно-художественных промыслах, чаще слышим слово «возрождение», «сохранение», а не «развитие». Всё настолько плохо?

Валерий Киселёв: - Чтобы происходило развитие, необходимы шаги не только мастеров, но и властных структур, от которых это зависит. Да у нас есть Дом народных ремёсел, который серьёзно занимается пропагандой народного искусства, но нужно создать и центры, где мастера общались бы друг с другом, куда люди приходили бы на мастер-классы и экскурсии. Например, в западных странах прямо в парках ставят павильоны, где мастера занимаются традиционными ремёслами. Люди, гуляющие в парке, заходят, смотрят, как работают мастера, пробуют сами что-то делать. Тогда происходит преемственность традиций и желание творить. 

Е.К.: - У нас пытаются делать что-то подобное на Дне города, например.

В.К.: - То, что мы на День города нагоним на площадь мастеров, - это не возрождение традиций. Мы чаще всего увидим там не мастеров вовсе, а перекупщиков китайских сувениров или тех, кому совершенно не свойственны традиции, кто создаёт новодел, хаос, не учитывая мировоззрение наших предков. Внешне всё красиво, пёстро, радостно, а традиции где? Их нет. Есть Соборная площадь, где открывают ярмарки, а есть дворик на Георгиевской улице, где расположен Центр народного творчества, там могли бы расположиться разные мастера, которые бы создавали что-то на глазах у людей. Керамисты, резчики по дереву, те, кто занимается тканями, - все, кто создает что-то действительно стоящее. 

«Кот учёный» сразу стал талисманом, приносящим удачу.
«Кот учёный» сразу стал талисманом, приносящим удачу. Фото: Из личного архива Валерия Киселёва

Зачем приехал?

Е.К.: - А разве для мастера создание - это не некое таинство, которое хочется скрыть от посторонних глаз? Все ли согласятся работать на публике? 

В.К.: - Я много езжу на всероссийские и международные фестивали, и для меня это возможность вдохновиться, порадоваться, Вылезти из скорлупы. Мне важны люди, которые подходят посмотреть на мою работу, их блеск в глазах, искорки. Ты как бы питаешься их силами, эмоциями, а когда возвращаешься домой,  возникает ещё большее желание творить, создавать что-то новое и опять радовать людей. Не во имя каких-то ценностей, а во имя того, чтобы изменить что-то вокруг себя. Как-то меня пригласили в Муром на День города. Я устроил мини-вернисаж. Подходит мужчина и спрашивает: «А сколько это стоит?». Я: «Это не продаётся!». «А это?». «И это». «А что тогда продаётся?». «Только это и это». «А чего приехал-то?». Он думает, если на площади сидят люди, значит, приехали торговать. Я не приехал торговать. Я приехал порадовать людей. 

Е.К.: - Насколько востребована сегодня ручная работа? 

В.К.: - Грех жаловаться, я востребованный мастер. Но грустно от другого: я востребован где угодно, кроме Владимира. Бывает, заказывают работы и здесь, но это редкость. Мне грустно не от того, что я не зарабатываю, а от того, что я здесь живу и особо не нужен. Как ни странно. Как-то, когда я ещё не сделал Кота на улице Спасской, меня приглашали в другой город, предупреждая, что работы будет много: «Есть ли время и силы? Ты наверняка у себя в городе так востребован!». Я отвечаю: «Вы не поверите! Ни одной скульптуры!». В ответ пауза. Недоумение. Потом спрашивают: «А у вас что, в городе парков нет?» Вот это грустно, конечно. Можно ведь было сделать всё, что угодно: скульптуры из дерева для парков, лавочки, детские игровые уголочки…

Е.К.: - В одно время вы были главным художником города, заместителем начальника управления архитектуры и строительства. Как пришло решение уйти в свободное плавание? Отказаться от должностей, регалий?

В.К.: - Многие из нас боятся что-то изменить в жизни, начать с нуля. Находят кучу оправданий. Не нужно бояться. Пусть сейчас я и не преподаю в университете, но у меня достаточно активная жизнь - езжу на фестивали, меня приглашают как художника-демонстратора создавать на скорость скульптуры из дерева бензопилой. А по поводу должностей… Когда ты осознаешь, что начинаешь бегать по кругу и ничего не можешь изменить, в этот момент принимаешь решение. Я не могу быть свадебным генералом, мне это не интересно. Если бы я ставил себе цель добиться карьерных высот, их можно было бы добиться где угодно. Но для меня это не имеет значения. Не важно, какую ты занимаешь должность, важно, что ты за человек. 

Е.К.: - Понятно, что творческая работа - это не офис с 9 до 6. Как строится ваш рабочий день? Вдохновение или есть, или его нет?

В.К.: - Если человек находится в творческом процессе, этот процесс не прекращается. Как только появляется идея, это мгновенный взрыв, у тебя всё трансформируется, ты совершенно меняешь своё восприятие, тебя начинает «ломать», нужно скорее делать! Я иногда нехорошо сравниваю художников с наркоманами, у которых бывают ломки. Пока ты чего-то не сделаешь, тебе будет плохо, а когда завершаешь, раздаётся обессиленный вдох и… Не облегчение, нет. Тебе не нравится то, что ты сделал, можно же было по-другому сделать! Куда я смотрел? Что делали мои руки? Это толкает на то, чтобы сделать ещё лучше. 

Кто творец и художник?

Е.К.: - Тяжело ли расставаться со своими творениями?

Досье
Валерий Киселёв. Специальность «резчик по дереву» получил в художественном училище, затем окончил художественно-графический факультет ВГПУ, где в дальнейшем преподавал 15 лет. Член Союза дизайнеров России. Победитель Всероссийского конкурса мастеров резьбы и межрегиональной Выставки-конкурса «Русь мастеровая», фестиваля-конкурса «Праздник топора», дважды победитель Межрегионального фестиваля художественной обработки дерева «Тайны дерева». Лауреат фестивалей «На муромской дорожке», «Муромская ярмарка», фестиваля деревянных скульптур «Птица» и многих других. Дважды лауреат Международного пленэра резчиков по дереву.

В.К.: - В одной книге я наткнулся на изречение мастера, который говорил своему ученику: «Наши работы - это как дети. Они вырастают и должны жить своей жизнью». Поэтому свои работы нужно продавать, чтобы они жили своей жизнью. Но продавать дорого, чтобы никогда не сожалеть о них. Не скажу, что я дорого продавал, и дёшево бывало, но когда ты видишь, что человек хороший, бережный, ему нужно, чтобы эта работа рядом была, ты радуешься и просто отдаёшь её.

Е.К.: - Вы работаете с разными материалами - штукатуркой, снегом, газобетоном. Что отличает дерево? Оно наверняка требует особо подхода? 

В.К.: - К любому материалу нужен один подход - любовь к тому, с чем ты соприкасаешься. Дерево - природный материал, оно были живым организмом. Не случайно в древности мастера, срубая дерево, просили у него прощения за то, что лишают его жизни. Но обещали, что дадут ему жизнь в другой реалии, создав из него что-то. Вообще, дерево - крайне сложный материал в плане приобретения навыков, обработки, овладения необходимым объёмом инструментария. Чтобы стать мастером, нужны многие годы. 

Е.К.: - Дилетанта легко вычислить?

В.К.: - Профессионал увидит работу любителя, потому что заметно, что у него нет азбучных знаний. Элементарные вещи он делает неправильно. Не говорю, что это плохо. Порой свой голос я отдам за любителя, который сделает искренне, чем за профессионала, который сделает работу шикарно в плане технологическом, но она будет мёртвой, неживой. Я всегда говорю, что каждый человек - художник и творец. Не имеет значения, сколько создал художник полотен и скульптур. Важно, как он к этому относится. Если обычный человек любой другой профессии относится к этому с любовью, то он - творец и художник.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество