aif.ru counter
0 160

Мы делаем общее дело: лечим людей

Частная клиника не конкурирует с государственной медициной.

Главный врач  «Onco.Rehab » Сергей Купов.
Главный врач «Onco.Rehab » Сергей Купов. © / Из личного архива

В Восточном Подмосковье вот уже более 20 лет существует сеть медицинских центров «Новая Медицина». 

За эти годы из небольшого медицинского кабинета выросла  крупнейшая для своего региона сеть медицинских центров со своим стационаром и хирургическим отделением. Летом 2018 г. заработало онкологическое отделение.  Мы поговорили с  главным врачом «Onco.Rehab » (входит в ГК «Новая Медицина», ООО «Онкоклиника») кандидатом медицинских наук Сергеем  Куповым.

Почему едут за границу?

- Сергей Сергеевич, как вы пришли к созданию медицинского центра онкологической реабилитации?

-  Началось всё с того, что в 2008 г. я пришёл работать в клинику обычным врачом. Проработав до этого несколько лет в многопрофильной больнице в г. Рязани, я не видел ни перспектив развития, ни достойной самореализации. А хотелось более правильных и современных подходов. Основным направлением моей работы стало создание Центра Лечения Боли. В ту пору люди с проблемными суставами и позвоночником не могли найти быстрого, качественного, безопасного и недорогого пути решения своих проблем. И мы начали это делать. Нам помогло постоянное стремление к инновациям и поиску наиболее эффективных решений. Затем передо мной была поставлена очень амбициозная задача: создать частный хирургический стационар с возможностью оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Мы справились и стали такой частной медицинской клиникой Подмосковья, которая оказывает высокотехнологичную медицинскую помощь. Мы всегда очень активно изучали опыт как российской, так и зарубежной медицины. Появилась возможность работать в одном из самых сложных направлений в медицине - онкологии. Ни для кого не секрет, что онкология - 
это огромная проблема нашего времени. Постоянно идёт работа по поиску новых подходов в лечении. Отрасль развивается очень динамично. При этом многие наши пациенты едут лечиться за рубеж в Германию, Израиль, Южную Корею, Турцию. 

- Почему? Там лучше лечат?

- У меня возник тот же самый вопрос. Почему так? Не доверяют нашей медицине? Ведь препараты и подходы к лечению во многом схожи. Команда наших врачей ездила по всему миру и изучала опыт организации работы онкологической службы за рубежом. Наши специалисты были и в Германии, и в Израиле и смотрели, как сделать лучше работу онкологической службы.

- Неужели зарубежные врачи делились своими секретами?

- Далеко не всегда. Очень часто нам просто говорили: приглашайте своих пациентов лечиться за рубежом и всё. Сейчас многие занимаются медицинским туризмом. Это легко. Нашёл медцентр за рубежом и возишь туда народ. Очень мало кто занимается трансфером технологий. Это гораздо труднее. Надо найти врачей, готовых делиться опытом за рубежом, и адекватных врачей в России. И это ещё половина задачи. Нельзя в России лечить людей, как хочется. Есть определённые нормативы лечения, принятые в нашей стране, и отступление от них очень жёстко карается. Поэтому внедрять любые новации нужно очень аккуратно.

И это работает…

- Вы можете привести пример, где это удалось сделать?

-  Конечно. Любая опухоль развивается в конкретном органе нашего тела. Поэтому рак зачастую лечат хирургически, а затем назначают химиотерапию. И вот тут возникает проблема. Химиопрепарат вводят в организм, и ток крови разносит его по всему телу. А нам нужно, чтобы он отработал именно там, где надо. Нам надо убить конкретные раковые клетки, а не всё живое вокруг. Необходимо повысить концентрацию препарата в нужном месте. Как? Один из вариантов такой модификации придумали довольно давно: на поражённый орган воздействовать высокими температурами. Повышается температура, усиливается кровоток и количество препарата будет увеличиваться в нужном нам месте.

- А разве так раньше не лечили?

- Конечно, лечили. Многие подобные наработки активно использовали ещё во времена СССР. Но за последние годы стало понятно, что работает не само прогревание тканей, а комплексное воздействие. К тому же очень сильно изменилась технологическая база. Классическую гипертермию, когда нужно просто поднять температуру тела, сейчас мало используют в онкологии. Её место в профилактической медицине. А в онкологии сейчас огромное значение придают именно самому механизму воздействия на ткани. Важен как тепловой, так и нетепловой эффект. Фактически, мы через повышение температуры воздействуем на местный иммунный статус, что чрезвычайно важно для наших пациентов. Именно поэтому мы используем в своей практике наиболее распространённый во всём мире вид воздействия: модулированную электрогипертермию.

- А насколько это распространено в мире?

- Во всём мире используется около 400 подобных установок. Из них более 70 в Германии. Мы очень плохо относимся к нашему советскому медицинскому наследию.  И зря. В бывшей социалистической Венгрии очень умело сочетают опыт нашей медицины и современные технологии. Даже у них подобные решения развиты более широко, чем в России. Думаю, что комментарии излишни. 

- И насколько хорошо это работает?

- В 2017 году врачи из Южной Кореи взяли 2 группы пациентов. Одним сделали только химиотерапию после хирургического лечения рака шейки матки, другим в дополнение к стандартной химиотерапии добавили качественную гипертермию. В той группе, где была только химиотерапия полностью вылечилось лишь 15% пациентов, а у 65% произошло прогрессирование заболевания, ещё у 20% произошла стабилизация ракового процесса. В группе, где пациенты лечились с гипертермией, полное излечение было у 50% пациентов, рак прогрессировал менее чем у 30% пациентов, и у тех же 20% произошла стабилизация онкологии.

- Удивительно. Получается, что такая технология  улучшает эффект от использования химиотерапии более чем в 3 раза? С 15% до 50%!

- Я бы сказал в 2-2,5 раза. А в целом вы правы. Наш опыт подтверждает выводы корейских докторов. 

- А это официальные данные?

- Да,  есть совершенно официальная научная статья в открытом доступе в журнале Oncology Letters, где приводят все эти данные в абсолютных числах, и любой желающий может без труда найти эту информацию в интернете. (https://www.spandidos-publications.com/10.3892/ol.2017.6117 (16+)

- А если так интересно работает сочетание гипертермии и химиотерапии, то, может быть, есть эффект и от использования одной гипертермии.

- Да. В целом даже тем пациентам, которым практически ничего не помогает, применение таких  методик позволяет продлить жизнь до 250% по сравнению с результатами традиционной терапии, по данным Национального Института Рака США. 

- Почему же тогда эту технологию не распространяют массово?

- Тут есть несколько проблем. Во-первых,  многие зарубежные клиники не хотят делиться своими технологиями. Дело в том, что просто приложить грелку к проблемному месту нельзя. Будет только хуже. Опухоль начнёт расти быстрее. Есть определённые протоколы, как сочетать химиотерапию и гипертермию, какие режимы давать, как добиться максимума эффекта. Имеет значение, на каком оборудовании работать. 

Мы - рядом

- Как много докторов в России используют подобные вещи?

- На самом деле есть коллеги, которые так работают. В ГНЦ радиологии в Москве, в Новосибирском академгородке, в Уфе, в Нижнем Новгороде есть врачи, которые успешно используют подобные подходы. Но наша уникальность в том, что мы смогли взять лучшее как от старой, ещё советской  школы, так и привлечь новые современные зарубежные протоколы. 

- Так лечить можно только на ранних стадиях онкологии или нет?

- На любой. Когда мы были на стажировке в той же Германии, то видели пациентов, которые уже по 6-7 лет жили с раком IV стадии. Им не смогли полностью вылечить заболевание, но при этом они живут активной жизнью и вполне хорошо себя чувствуют

- Почему тогда вы работаете в Подмосковье, а не в Москве?

- Прекрасный вопрос. Мне его очень часто задают. Во-первых, потому, что в Подмосковье проще работать, больше возможностей. Во-вторых, потому что у нас хорошая транспортная доступность. Из того же Нижнего Новгорода ехать около 3-х часов на комфортабельной «Ласточке», из Москвы час-полтора, а из Владимира так вообще меньше 50 минут. В пределах Москвы такое же время уходит на перемещение внутри города. Мы подсчитали, что за годы нашей работы пациенты более чем из 30 регионов страны приезжают лечиться именно к нам. 

Доступно по полису ОМС

- Ваши услуги, наверное, и стоят, как лечение за рубежом?

- Мы частная клиника. И у нас есть платные услуги. Если пациент захочет, то мы можем направить его к нашим коллегам за рубежом, в ведущие онкологические клиники Израиля, Германии и других европейских стран. Иногда это оправдано, если речь идёт о продвинутой иммунотерапии, специфических видах лучевой терапии. Но большое количество наших базовых наработок доступно всем жителям нашей страны по полису ОМС. 

- Вы не боитесь конкуренции со стороны государственной медицины?

- Наоборот, мы активно сотрудничаем. У региональных министерств и департаментов здравоохранения хватает проблем в онкологии. Мы делаем общее дело: лечим людей. А форма собственности не имеет принципиального значения.

- Я недавно столкнулась вот с таким мнением учёных из ЦКБ РАН: «Кроме лечения, предусмотренного стандартами, пациент должен быть реабилитирован в отношении стресса. Стрессовые гормоны  - полностью доказанный фактор, стимулирующий онкологический процесс, как в отношении кинетики опухолей, так и в отношении метастазирования. Кроме того, стрессовые гормоны снижают эффективность некоторых химиопрепрепаратов. Стресс у больного начинается, вероятно, с самой первой консультации онколога и продолжается бесконечно. Отсюда, по всей видимости, и те известные нам случаи, когда на операционный стол ложится пациент со 2-й стадией, а через 3-4 месяца мы видим уже 4-ю стадию. Потому, что прогрессированию рака способствуют стрессовые гормоны. Поэтому надо не врача сначала искать, а стресс устранить. Потому как врач (даже самый-самый) не поможет ничем на фоне стресса...  Думаю, что в нашей в целом неплохой системе оказания помощи в онкологии есть очень большая дыра, в которой теряются многие жизни. И эта дыра - отсутствие противострессовой реабилитации пациентов с онкологической патологией»…  

- А у нас есть решение для таких пациентов: специальная программа онкологического стресс-менеджмента. В неё входит много разных решений для онкобольных. Это и работа с оксидативным стрессом, цитотоксический тест, генетика, функциональная биохимия, коррекция питания, работа с микробиотой и, конечно, взаимодействие с онкопсихологом. К тому же есть абсолютно уникальные для России вещи, например, митохондриальная терапия. 

- Это уже платно?

- За то, что входит в Программу государственных гарантий, мы выставляем счёт в страховую компанию системы ОМС. Пациент сам не платит. К этому относятся почти все услуги по химиотерапии. Программа онкологического стресс-менеджмента, к сожалению, платная. Если у наших пациентов есть финансовая возможность, то мы бы, конечно, советовали потратить деньги разумно, не на «подарки», которые редко дают какую-то дополнительную выгоду, а на подобные решения.

- А существует ли какие-то официальные разрешения на использование ваших технологий?

- Конечно, модулированная электрогипертермия, рекомендована к применению во всех учреждениях онкологического и нейроонкологического профиля в качестве основного комплементарного метода лечения  опухолей и основного химио-и радиомодификатора. («Способ лечения солидных злокачественных опухолей методом онкотермии (медицинская технология)». /Русаков С.В., Сас А., Сас О., Сас Н. Москва , 2011 - 96 с.)

 

- Кто к вам чаще всего обращается?

- Возьмём самый простой пример типичного нашего пациента. Женщине поставили диагноз - рак молочной железы. Она благополучно прошла этап хирургического лечения. Химиотерапевт выписал, например, курс препарата, который нужно делать 1 раз в 3 недели. Пациент может получать препарат на руки или в специализированной аптеке, или в медицинской организации по полису ОМС. Как правило, после назначения от врача-химиотерапевта пациент обращается к нам, желая улучшить эффект от проводимого лечения. Если пациент обращается к нам через систему ОМС, то ни за какие химиотерапевтические назначения денег он не платит. В дополнение к этому у нас действует акция до конца месяца: при прохождении химиотерапии в медицинском центре Onco.Rehab по программе ОМС, гипертермия в подарок. То есть человек получает выгоду на сумму 16900 рублей, что немаловажно в нынешние непростые времена. 

Мы стараемся не нарушать преемственности лечения наших пациентов. Поэтому всегда просим выписку или заключение коллег. А вообще это - любые пациенты, страдающие онкологическими заболеваниями.

- Как обратиться  в вашу Клинику?

- Как правило, химиотерапевт по месту жительства выписывает тот или иной протокол лечения. Вы согласовываете эти назначения и дату вашего визита с нашими специалистами на очной консультации (предпочтительно) или удалённо через интернет (если нет возможности приехать из другого города). Затем приезжаете к нам в согласованное время. С собой необходимо иметь паспорт и действующий полис ОМС. Вы можете позвонить по телефону, а прочитать дополнительную информацию на сайте. 

Иван Гончаров

Адрес Клиники:

  • Стадионная улица, 2, г. Орехово-Зуево

Контактные телефоны:

  • +7 (495) 205 03 03 
  •  +7 (496) 4 153 222 

Почта: ask@onco.rehab

Время работы: пн -вс 08:00-20:00

http://onco.rehab/ (18+)

 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Самое интересное в регионах